Психосоматические расстройства

Опубликовано 12.09.2012

Психоматика - причина болезни в голове.
Бывают ситуации, когда в силу чрезмерного эмоционального напряжения мы можем утратить контроль над своими действиями. Например, рассмеявшись, мы совершаем непроизвольные движения большой группой мышц и издаём соответствующие звуки, а в ярости можем ударить кулаком по столу, несмотря даже на то, что это будет больно. Это универсальные стандартные и неконтролируемые разрядки внутренних побуждений, которые сформировались у людей в процессе эволюции, они нормальны и одинаковы для всех нас.

По аналогии с этими общечеловеческими формами эмоциональной разрядки, существуют некоторые уникальные, характерные только для данного конкретного человека формы утраты контроля над собой в целом или над отдельными органами. Данные дисфункции называются психосоматическими расстройствами и определяются бессознательными переживаниями индивида.

В статье о том, что такое невроз сказано, что отвергнутые сексуальные желания непрерывно стремятся найти канал для непрямой разрядки. В случае психосоматического расстройства для этой цели может быть избрана некая часть тела. В этом случае функция органа нарушается и кроме своей первоначальной задачи он начинает замаскированно выражать запретное желание. Таким путём достигается важная цель снижения психического напряжения. При этом человек остаётся неосведомлённым о причинах происходящего с ним, и чаще всего, субъективно подобное состояние воспринимается как обычная болезнь.

Кажется невероятным, что причина реальной болезни может заключаться в психике, между тем, превращение психической энергии в телесный недуг отнюдь не удивительно. Любой невротический симптом, в некоторой степени является желанным, он позволяет, хоть и большой ценой, поддерживать психику в стабильном состоянии и кроме того даёт возможность обходным путём получить небольшую порцию удовлетворения. Таким образом, страдающий неврозом бессознательно стремится сохранить свою болезнь, для этого он прибегает к различным уловкам, например, отрицает психогенную природу своего психосоматического расстройства и годами безуспешно пытается вылечить его при помощи обычных лекарств.

Человек, который чихал

Молодой человек временами начинал продолжительно чихать. Анализ показал, что такие приступы случались с ним каждый раз, когда он невольно задумывался о сексе. Ассоциации привели к воспоминанию о том, что его первый сексуальный опыт происходил в гигиенически неблагоприятных условиях, вследствие чего его член источал неприятный запах. Это обстоятельство вызывало в нём крайнее смущение, на протяжении всего малоуспешного секса, ему приходилось делать вид, что он не замечает этого острого запаха. Он старался смоделировать такое положение, при котором его тело и тело партнёрши находились под одеялом, а головы снаружи, всё это было крайне мучительным, и, в конце концов, он под выдуманным предлогом сбежал в ванную, где с облегчением вымыл член.

Далее выяснилось, что впоследствии, в более зрелом возрасте, всякий раз, когда молодому человеку предстояло вступить в половой акт, он должен был убедиться, что его член пребывает в гигиенически надлежащем состоянии и не источает никаких запахов. Если на этот счёт у него возникали сомнения, он стремился отсрочить секс, с целью заблаговременно уладить этот вопрос. Если возможности вымыть член не предвиделось, половой акт, как правило, не совершался. Он стремился исключить запахи из сексуальных переживаний, пахнуть во время секса казалось для него недопустимым, это вызывало в нём отвращение.

В этой связи всплыло воспоминание о том, как молодой человек, будучи маленьким, любил, зайдя в туалет, внюхаться в запах оставленный там родителями, при этом он стремился определить, кто из них был там последний раз и что там делал. Он умел отличать все оттенки этих запахов, и вообще был крайне ими заинтересован. Запах – был своеобразной уликой, оставленной родителями и позволявшей ему проникнуть в их сексуальную жизнь, узнать, что у них тоже есть половые органы. Однажды, он с детской непосредственностью, поделился этими переживаниями с родителями, чем последние были страшно шокированы и сурово отчитали ребёнка.

После того как ребёнок увидел, какой искрений ужас вызывает у родителей его деятельность, он начал отвергать своё побуждение из страха потерять их любовь, постепенно он усвоил их запрет и стал переживать его как собственный в виде отвращения и стыда. С этого момента, всю последующую жизнь он боролся со своим бессознательным детским желанием пронюхать что-то интересненькое из сексуальной жизни взрослых. С одной стороны эта борьба, выразилась в виде навязчивой половой гигиены, с другой в виде конверсионного чихания. Когда молодой человек был расслаблен и особо не вмешивался в свободное течение своих ассоциаций, внезапно возникающая сексуальная фантазия могла застигнуть его врасплох, неприемлемые представления о наслаждении запахами оказывались слишком близкими к осознанию, и он в экстренном порядке исторгал их из носа при помощи продолжительного чихания.

В данном примере мы видим, как чихание является компромиссным решением невротической проблемы. Симптом в конденсированной форме выражает комплекс различных сексуальных переживаний и указывает одновременно и на бессознательное желание почувствовать запах и на запрет это сделать.

Девушка, у которой были прыщи

У девушки время от времени на лице появлялись крупные прыщи. Однажды находясь на сеансе психоанализа с очередным прыщом, она упомянула, что они появляются после общения с её братом-подростком, который страдает угревой сыпью в силу процесса гормонального созревания.

Среди людей страдающих неврозом часто встречается бессознательная привязанность к объектам детства. Девушка любила своего брата. Когда она была младше, она осуществляла за братом уход, меняла ему подгузники, разглядывала его писю, которая казалась ей маленьким безобидным клювиком, и вызывала у неё нежные чувства. В более позднем возрасте, когда у брата начали проявляться признаки полового созревания, у неё возникал соблазн просветить его сексуально. Однажды она шутливо предложила ему продемонстрировать на огурце, как правильно одевать презерватив, кроме того, его сексуальная жизнь вызывала у неё любопытство, ей было интересно, как обстоят дела у брата на личном фронте и целовался ли он с девочками. Пока они жили вместе, в доме родителей, такая форма взаимной привязанности не вызывала никаких проблем, девушкой были найдены приемлемые формы её удовлетворения.

Симптом прыщей стал проявляться, когда изменились внешние обстоятельства – девушка вышла замуж. С этого момента моральные принципы не позволяли ей продолжать общение с братом в прежнем режиме, она почувствовала, что её родственные чувства по отношению к брату не лишены сексуальной окраски, кроме того, её муж тоже почувствовал что-то неладное, и выразил своё недовольство их столь тесными взаимоотношениями.

Отказ от любимого человека всегда происходит крайне неохотно. Мы всегда стремимся увильнуть от этой страшной необходимости. Когда некий объект любви во внешнем мире становится недоступным, психика не сразу перестраивается и перераспределяет сексуальную энергию по новому, человеку не удаётся сразу направить её в другое русло и полюбить кого-нибудь другого. Сначала требуется пройти своеобразный инкубационный период и попытаться воссоздать утраченную любовь внутри себя. Это адаптивное психическое мероприятие помогает человеку справиться с утратой – «Если любить в реальности некого, то я создам вместо этого объект любви внутри себя». Этот процесс называется идентификацией. Я думаю, вам известны случаи, когда покинутый любовник или любовница вдруг резко начинают интересоваться тем же, чем и бывший партнёр, или перенимают его стиль в одежде или вкусы в музыке. Обычно перенимается не всё, а только отдельные черты. Выбор предмета идентификаций обуславливается представлением покинутого партнёра о причине разрыва, т.е. человек выбирает для идентификации конфликтные пункты прошлых отношений.

Теперь вернёмся к нашему примеру. Исходя из вышесказанного, можно сделать заключение, что девушка почувствовав неприемлемость своих чувств к брату, силилась отказаться от своей инфантильной любви к нему, и в качестве замещения воссоздала его черту в себе. Этой чертой были прыщи. Почему она переняла именно эту черту? Анализ показал, что наличие прыщей, в представлении девушки, говорит о сексуальной неудовлетворённости. «Прыщи — потому что нет секса, а нет секса, потому что прыщи» — говорила она. Девушка предполагала, что брат требует её внимания и хочет проводить с ней время потому, что у него отсутствует полноценная сексуальная жизнь, о чём свидетельствуют его прыщи. Данная фантазия призвана была завуалировать собственные чувства девушки, она приписывала брату чувства, которые в себе признавать не хотела.

Тут хочется сделать одно важное замечание. Несмотря на то, что в отдельных случаях психосоматический симптом внешне идентичен, причиной его происхождения могут быть совершенно разные психические тенденции. Если у кого-то по психическим причинам появляются прыщи, это не всегда будет означать, что он идентифицируется с младшим братом, возможны совершенно другие варианты. Безусловно, в отдельных случаях можно выявить общие моменты, но история формирования симптома в целом всегда индивидуальна, и зависит от личного опыта.

В этом примере фундаментальный психический процесс идентификации встал на службу образования симптома и проявил себя в форме прыщей. Существует и другие варианты и механизмы образования психосоматических расстройств. Возможны психосоматические боли, припадки, параличи, нарушения функционирования органов восприятия и прочее, но в основе любого психосоматического расстройства будет лежать отвергнутое, напрочь позабытое сексуальное влечение, которое таким образом стремится наружу.

Напоследок  замечу, что подобные нарушения являются классическим предметом психоанализа. Этот метод был открыт и первое время применялся для лечения именно таких заболеваний, и до настоящего времени он наиболее показан для решения таких проблем.